Как царские дипломаты доводили Россию до войн, и Кто исправлял эти ошибки

Зашарь друзьям!


Как царские дипломаты доводили Россию до войн, и Кто исправлял эти ошибки

Богата на победы и выдающиеся подвиги военная российская история. Но ей едва уступает летопись отечественной дипломатии, насыщенная взлетами и падениями, успехами и провалами. Опыт самых ярких персон из дипломатического корпуса России анализируется и изучается по сей день. Особенно интересна деятельность ответственных за внешнеполитический курс чиновников в царскую эпоха, когда международный авторитет европейских государств был нестабильным, а Россия только рисовала карту своего влияния.

Курс Воронцовых и несбывшиеся планы

Портрет Семена Воронцова. Лоуренс. /Фото: hermitagemuseum.org

Род Воронцовых подарил России множество государственных деятелей, среди которых были и дипломаты. Семён Воронцов, чудом в юности не поплатившийся жизнью за поддержку Петра III в перевороте 1762-го, спустя годы стал русским послом в Англии. В этой роли он сумел добиться немалых успехов. Воронцов блокировал английское вмешательство в русско-турецкий конфликт, восстановил былые торговые отношения с Лондоном. Одним из немногих российских дипломатов он умел выстраивать русско-английские взаимоотношения без ущерба интересам страны. Карамзин писал о Семене Воронцове, что хоть тот и живет по-английски, пользуется у англичан полным доверием, но при этом является глубоким патриотом своей России. Историк, бывавший в британском доме Воронцова, рассказывал, что посол отлично знает российскую историю и часто читает наизусть оды Ломоносова.

В 1802-м император Александр I поставил на место первого министра иностранных дел брата Семёна. Братья Александр и Семен сориентировали внешнюю российскую политику на союзничество с Австрией и Англией против Наполеона. Но кончина Александра Воронцова разрушила эти планы. Тяжело переживавший потерю брата Семён Воронцов подал в 1806 году в отставку и осел в Лондоне. Но всю оставшуюся жизнь оставался при английском дворе агентом русского влияния.

40 лет в министерстве иностранных дел и спровоцированная Крымская война

Консерватор Нессельроде. /Фото: pbs.twimg.com

Дипломатическая карьера Карла Нессельроде началась в 1801-м в должности чиновника русской миссии (Гаага, Берлин, Париж). С началом войны 1812-го он выполнял при армейцах всевозможные дипломатические поручения, в походе русских 1813-1814 гг. был задействован в переговорах между союзниками. С 1816 года управлял МИДом (Иностранной коллегией) в дуэте с графом Каподистрия. Но спустя некоторое время стал безраздельно править в МИДе. Нессельрод стремился к максимальному сближению с Австрией, и Россия при его инициативе активно поучаствовала в подавлении Венгерского бунта (1848-1849 годы). Дипломат называл свой политический курс монархическим и антипольским. Симпатизируя идеям Священного союза, Нессельроде ненавидел любые свободные устремления, что в Европе, что в России. Крепостное право, по его убеждениям, являлось одинаково благостным для помещиков и для подневольных крестьян.

Одним из главных дипломатических промахов Нессельроде называют ошибочно спрогнозированные реакции ведущих стран Европы на вероятную войну России с Турцией в 1850-х. Переоценивая англо-французское несогласие и не разобравшись в политике Франции и Англии, толкавших русских на конфликт с турками, он привел Россию к Крымской войне и международной изоляции. Эта война по сути стала поражением дипломатического курса Николая I при пособничестве Нессельроде. Провальный исход заставил руководившего 40 лет внешнеполитическими делами России графа отправиться в отставку.

Незавидная ноша Горчакова и губительная осторожность

Александр Горчаков. /Фото: pbs.twimg.com

С именем князя Горчакова ассоциируется целая дипломатическая эпоха. Россия, ослабленная Крымской войной, оказалась в полной изоляции. А в Европе сформировался прочный антироссийский блок англо-французов. Нивелировалось и русское влияние на Балканах. Россия должна была нащупывать новые внешнеполитические ориентиры. Именно в такой сложный период в Министерство иностранных дел пришел Горчаков. Ему выпало исправлять промахи предыдущего министра. Действуя в первую очередь в интересах своего государства, он расширил действовавшую консульскую сеть, заменил сотрудников дипломатического корпуса за пределами России (большую часть консульских кресел на Ближнем Востоке теперь занимали русские по происхождению дипломаты), начал выпуск журнала «Дипломатический ежегодник». Министр ценил знание истории, стремился к возрождению традиций русской дипломатии.

Горчаков за короткое время сумел полностью порвать с проавстрийскими традициями предшественника в ведомствах МИДа. Российская дипломатия крепла. При Горчакове сменились союзы и общее равновесие сил в Европе, велась работа по усилению позиций христианского населения Турции, отменен Парижский трактат и возвращены былые балканские позиции. Но к исходу своей карьеры Горчаков был стар и слаб физически. На многих встречах ему было не под силу даже подняться с кресла. Так совпало, что именно в это время начался Восточный кризис (1870-е годы). Горчаков, как сторонник дипломатического урегулирования всех конфликтов, оказался не готов противостоять ушлым и смелым зарубежным «союзникам». В дипломатической позиции князя, которому было уже 80, все сильнее сквозили неуверенность, неточные расчеты и колебания. Такая чрезмерная осторожность фактически свела к нулю достигнутые военные успехи в Русско-турецкой войне.

Крупные успехи Витте и сохранение Сахалина

Миротворцы граф де Витте, барон Розен, президент Теодор Рузвельт, барон Комура и М. Такахира. 1905 год. /Фото: img.tsargrad.tv

Не являясь изначально дипломатом, Сергей Витте отметился крупными успехами за всю историю имперской дипломатии. После проигрыша в Русско-японской войне (1904–1905 гг.) Николай II назначил Витте главой русской делегации на мирных переговорах. В итоге он добился почти невероятного — на фоне поражения русских и давления США с Великобританией, Россия не пошла на поводу у большинства претензий. Витте избежал уплаты японцам контрибуции, которой Токио компенсировал бы понесенные в войне расходы. Более того, Россия, оставила за собой север Сахалина, хотя на момент окончания боев Япония оккупировала остров. Критики Витте прозвали его за это «графом Полусахалинским». При этом японской полиции пришлось противостоять манифестантам из оскорблённых граждан, полагавших, что русский политик своим дипломатическим выпадом фактически взял реванш за поражение в войне.

Источник

Случайная запись

Зашарь друзьям!
Похожее

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.