Какую свою татуировку скрывал Виктор Черномырдин

Зашарь друзьям!

Занимавший в 1990-е годы пост премьер-министра России Виктор Черномырдин в народе прославился, прежде всего, благодаря своим «крылатым фразам». Знаменитые афоризмы «никогда такого не было, и вот опять» и «хотели как лучше, а получилось как всегда» родились во время публичных выступлений и докладов Черномырдина. Помимо таланта на ходу создавать «черномырдинки» у премьера была еще одна интересная особенность, но ее он тщательно скрывал.

Выходец из народа

Виктор Черномырдин родился 9 апреля 1938 года в селе Черный Отрог Оренбургской области. В многодетной семье шофера и домохозяйки помимо него было еще четверо детей. После окончания средней школы Черномырдин обучался в Орском техникуме, затем – работал на нефтеперерабатывающем заводе слесарем и машинистом. Служба в армии прошла на Дальнем Востоке – там будущий премьер выполнял обязанности аэродромного техника. Вернувшись на малую родину, Черномырдин продолжил работать на заводе и поступил в Куйбышевский политехнический институт. В 1966 году началась его политическая карьера – Виктор Черномырдин стал партийным деятелем. После распада Советского Союза он в течение нескольких лет являлся вторым лицом в государства, с 1993 по 1998 годы занимая пост Председателя Правительства РФ.

Последняя государственная должность, которую занимал Виктор Черномырдин, – посол Российской Федерации на Украине. Во время одного из заседаний собеседник Черномырдина обратил внимание на едва заметную татуировку на его руке и сильно удивился. Спросил, откуда она, на что получил исчерпывающий ответ. «Да друг у меня в детстве был, Толя, так мы с ним татуировки друг другу сделали с нашими именами. Потом, когда в правительство пришел, решил ее вывести в кремлевской больнице, сказал, что готов без наркоза, а потом уже и отказаться было стыдно. Ощущение такое, вроде рой меня грызет. Но я терпел, звука не издал», – признался Виктор Черномырдин.[С-BLOCK]

Превратности советской моды

Вероятнее всего, государственного деятеля смущал не сам факт существования у него татуировки, а ее внешний вид. Рисунок трудно было назвать произведением искусства. Татуировки, получившие среди юношей широкое распространение в молодые годы Виктора Черномырдина, имеют мало общего с современными. Создавались они, как правило, наскоро – ни о каких эскизах и речи не шло. Техника использовалась максимально примитивная: обычная иголка и тушь. Такие рисунки приходились по вкусу не всем; старшее поколение взирало на специфическую моду с осуждением, а девушки – с опаской.

Чаще всего татуировки красовались на телах бывших заключенных, шоферов или военных. Самые сложные были у моряков: здесь и якоря, и чайки, и восходящее из-за горизонта солнце. Служащие сухопутных сил предпочитали набивать пронзенные стрелой сердца, розы, обвитые змеей кинжалы, а также знаковые даты и имена – свои собственные или близких людей. Наиболее простыми в исполнении были наколки с буквами на фалангах четырех пальцев, например: К-О-Л-Я, С-А-Ш-А, Д-И-М-А, В-А-Н-Я, П-Е-Т-Я и т.д. Самодельные татуировки нередко набивались криво и выглядели нелепо (опытных мастеров практически не было), при этом поражая своей долговечностью. Сводить их было крайне трудно. Именно такая наколка была и у Виктора Черномырдина. По видеоматериалам 90-х годов можно заметить, что на кисти руки политика виднелась надпись «Витя». Удалить ее он решился только после назначения на должность премьер-министра. До этого татуировка не доставляла Черномырдину дискомфорта и прекрасно вписывалась в его самобытный образ. Любопытно, что бывший премьер оказался не единственной знаменитостью с подобной наколкой. К примеру, на руке актера Вячеслава Тихонова, сыгравшего роль Штирлица, красовалась надпись «Слава», которую во время сьемок приходилось замазывать гримерам.

Случайная запись

Зашарь друзьям!
Похожее

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.