Сколько пленных советских солдат в Афганистане приняли ислам

Зашарь друзьям!

Поверили или приспособились?

Как утверждают сами бывшие граждане СССР, которых удалось разыскать правозащитникам и журналистам, принять ислам они решились по разным причинам.

К примеру, Николаю Быстрову (Исламуддину) просто нельзя было не принять новую религию, поскольку он поступил в охрану Ахмад Шаха Масуда и взял в жены дальнюю родственницу полевого командира.

В середине 90-х Быстров с супругой и тремя детьми вернулся в Россию.

Юрия Степанова после принятия ислама моджахеды отпустили из отряда, он тоже женился на афганке и спустя почти 20 лет после плена вернулся с семьей из Афганистана в Башкортостан.

Как утверждал журналистам Сергей Красноперов, ислам он принял по доброй воле – когда за время пленения он начал понимать афганский язык, начал беседовать с муллами и понял, что разницы между Иисусом и Мухаммедом нет, бог един.

Николай Выродов, ставший Насратуллой Махамадуллой, на вопрос почему он принял ислам отвечал, что это не он выбрал религию, а наоборот. По словам журналиста Би-би-си Тома Коулана, полевые командиры, у которых служил Выродов-Махамадулла, заверяли: насильно никого из пленных советских солдат и офицеров принимать новую веру афганцы не заставляли. Это подтверждал и Быстров-Исламуддин – пленник должен был сделать выбор сам, и если хотел выжить, то принимал ислам. Причем, «формально» веровать не вышло бы – у мусульман строго следят за исполнением религиозных обрядов и молитв.

По словам заместителя председателя комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ Александра Лаврентьева, дававшего в 2009 году интервью «Коммерсанту», у пленных, долгое время пребывавших в неволе, не было другого выбора, кроме как принять ислам – в противном случае их бы просто убили. Аналогичной точки зрения придерживался и руководитель союза ветеранов Афганистана крымского Красноперекопска Валентин Ровнер.

Случайная запись

Зашарь друзьям!
Похожее

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.